Крокодиловы слезы блокадника Евгения Резвова — письмо руководителя «Строительного Треста» Георгию Полтавченко






Тема блокады священна для всех нас. В девяностые годы многие жили скудно, питались самыми дешевыми продуктами, экономили на всем. Мы помним перебои со светом и отоплением, детей-беспризорников и нищих стариков. Но никогда, ни при каких жизненных обстоятельствах мы не позволяли себе сравнивать свои трудности с тем, что пережили ленинградцы в блокадное время. Но, как оказалось, почувствовать себя блокадником по плечу даже миллионеру.

В газете «Недвижимость и строительство Петербурга» было опубликовано обращение генерального директора компании «Строительный Трест» Евгения Резвова к губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко.

«Уважаемый Георгий Сергеевич! Обращаюсь к Вам не только как руководитель крупного предприятия, но и как житель блокадного Ленинграда. На днях праздновали годовщину освобождения нашего любимого города от блокады. Великий праздник! Но теперь нам нужна Ваша помощь в прорыве другого кольца блокады».

Справедливости ради, отметим, что Евгений Резвов действительно в детстве был эвакуирован из Ленинграда. В какую же блокаду нынче попал один из самых богатых людей Санкт-Петербурга?

«Почти год, месяц за месяцем, чиновники Смольного (КИО, комиссия по землепользованию) блокируют наши попытки начать крупный проект».

То есть речь в письме Резвова идет об обычных проволочках в сфере его бизнеса, такое вот циничное сравнение. Неудивительно, что почти каждая строчка этого обращения заслуживает особых комментариев.

Далее следует рассказ, как несправедливо городские чиновники обошлись с его компанией, запретив стройку на проспекте Мориса Тореза и задерживая выдачу на разрешения строительства ЖК «Новое Купчино». Но перечисляя свои злоключения, несчастный директор не счел нужным даже упомянуть о массовом протесте жителей обоих районов. Вспомним, как это было на самом деле.

2jjSLTW-KNs
На митинге против действий «Строительного Треста» в Купчино

Ситуации в обоих случаях были разные — жители Выборгского района отстаивали велотрек, территорию которого «Строительный Трест» присмотрел для своего нового дома. Велотрек был снесен еще до выдачи разрешения на строительство, но после долгой борьбы людям удалось отстоять землю, а их протесты заставили городские власти обязать компанию восстановить разрушенный спортивный объект. Однако новый велотрек стал частным, и теперь он принадлежит дочерней компании «Строительного Треста».

Для компенсации остальных потерь компании был выделен участок земли в Купчино, он был в 7 раз больше по площади, но обременен гаражами, поэтому был отдан «Строительному Тресту» без доплаты, и с правом самому назначать размер компенсации. Попытки владельцев гаражей юридически оспорить эту сомнительную сделку ни к чему не привели, разгорелся новый конфликт, в котором власти приняли сторону застройщика.

Обсуждение сделки в Мариинском дворце
Обсуждение сделки в Мариинском дворце

«В течение 2017-го мы провели масштабную работу, чтобы освободить участок: за счет собственных средств мы выкупили у собственников их гаражи», — продолжает Евгений Резвов в своем обращении.

Работа действительно была масштабной, происходила она так: сперва у входа в кооператив появилось объявление, уведомляющее владельцев гаражей, что они в кратчайший срок должны освободить территорию. Чтобы не порочить солидное имя «Строительного Треста», деятельностью по выселению людей занялась дочерняя фирма «СтройТрестГалант-2».

xwaLwvo33SM

Протесты жителей заставили компанию поднять стоимость гаражей с 7-9 до 40-50 тысяч, но и эта сумма была намного ниже их рыночной стоимости. Чтобы ускорить процесс выкупа, представители компании звонили людям домой, угрожали, не пускали их к своим машинам, пока они не подпишут документ о продаже. И тут самое время вернуться к блокадной теме.

Среди протестовавших против принуждения к сделке и хамского отношения оказалось много ветеранов войны и блокадников — тех, кому трудно добавить недостающую сумму и купить себе новый гараж. Люди говорили, что машина для них  — единственная возможность полноценной жизни, ведь пешком до дачи, благодаря которой им удается сохранять здоровье, многим уже не добраться. Однако их просьбы не волновали ни «Строительный Трест», ни вставших на его сторону районных чиновников.

— Я 41-ого года рождения. Меня выгнали из ПО-3, дали 51 тысячу. Руки заламывали и выгоняли в шею, когда я приходила к себе в гараж. Там СС самый настоящий. Это невозможно, то, что с нами сотворили. Мой муж, почетный полярник, награжден орденом «За заслуги перед Отечеством».  Он умер, не пережив всю эту дрянь, — заявила на слушаниях по проекту квартала владелица гаража Вера Андреевна Семенова.

DSC_0114Semenova-vera-andreevna-Large
Вера Андреевна Семенова

Другой инвалид, представившийся как Михаил Васильевич, рассказал, как происходили его переговоры с сотрудницей «СтройТрестГалант-2», по его словам, женщина позвала на помощь охранников, и старика, отказавшегося отдать документы, вывели за ворота.

Она действует с позиции силы, даже не говорит, а лает как собака.  Доводит людей до слез, угрожает. Есть люди, которые вообще не понимают, что происходит, почему у них берут документы.

Ветераны записывали и распространяли в соцсетях свои обращения к Путину, выступали на организованном митинге. Среди них была жительница блокадного Ленинрада Галина Владимировна Малиновская:

— И вот мы стали старые. Мы не нужны. О нас вспоминают перед выборами, и обещают всякие блага. Но несмотря на это нас просто продали. «Строительный Трест» нанял чоповцев, которые пытаются запугать гаражников,  они угрожают разрушением имущества и гаражей, создавая ненормальные условия для работы нашего ПО. Поэтому мы вышли на улицу чтобы выразить свой протест против произвола властей и олигархов. Мы – не рабы! Просим не позволять нас продавать!

DSC_0677-Large
Выступление Галины Владимировны Малиновской на митинге.

Таких свидетельств накопилось немало — в выселенном  кооперативе числилось 417 владельцев-льготников, половину из которых составляли ветераны и жители блокадного Ленинграда. Однако многие, рассказывая о своих бедах, просили не называть их имена и не упоминать номер гаража — они боялись, что им отомстят.

Но вернемся к письму Резвова.

«Затем подготовили документацию по планировке и межеванию территории, ограниченной Софийской улицей, Дунайским проспектом, Малой Бухарестской и улицей Димитрова. Были получены все необходимые согласования и положительное заключение КГА, прошли публичные слушания».

Слушания действительно состоялись, они вылились в очередную безрезультатную попытку владельцев гаражей договориться с застройщиком. Одновременно выяснилось, что вся инфраструктура квартала, находящаяся на месте еще не расселенных гаражей, ляжет на городской бюджет, это тоже возмутило людей.

Плакат у входа на стройку выглядит как единое целое
Плакат у входа на стройку выглядит как единое целое

Судя по всему, чиновники из Смольного решили воспользоваться ситуацией:

«На серии совещаний нас попросили построить и безвозмездно передать в собственность города детский сад на 350 мест. Мы согласились. Также согласились выкупить гаражи на территории, которую он будет занимать (около 500 штук). Далее нас попросили оплатить стоимость всех оставшихся гаражей в этой локации (всего 2700). Мы согласились и на это: нам нужно начинать проект!» — жалуется в своем обращении Резвов. Попытка «Строительного Треста» сэкономить на компенсациях провалилась с роскошным треском.

«Мы попали в бюрократическую блокаду. Потеряно девять лет, заморожены огромные средства, город недополучает налоги, сотрудники «Строительного треста» (у нас работают 3000 человек) ждут возможности выйти на  стройплощадку. Или нам лучше выйти к Смольному стучать касками — чтобы нас услышали»?

fjI_scYjfn8
Рабочие на территории бывшего гаражного кооператива

Сложно представить, что гастарбайтеры будут стучать касками — ведь они прекрасно знают, как востребован их труд. Наверное поэтому под конец Евгений Резвов, чтобы разжалобить губернатора, снова вернулся к теме блокады.

Уважаемый Георгий Сергеевич! Я родился 80 лет назад, меня вывезли из города в 1944 году после блокады. У мамы к тому времени нас осталось трое. Говорят, у «блокадных» детей какие-то особые гены и повышенная жизнестойкость. Но их не хватает для того,чтобы пробить стену чиновничьего равнодушия.

Вот тут придется согласиться — пробить стену чиновничьего равнодушия очень непросто. И жаль, что особые блокадные гены и повышенная жизнестойкость, благодаря которой 80-летние старики, ходили на митинги, суды и встречи с представителями застройщика, не помогли им отстоять право на понимание, уважение и поддержку.

DSC_0063-Large
Участница переговоров с застройщиком

Ольга Ясененко.

Другие статьи по теме:

Баннер "Строительного Треста" - двусторонний и двусмысленный.
Снос непроданных гаражей прокуратура признала незаконным.
Нарисуем-будем жить - репортаж со слушаний по проекту гаражного квартала.
Кто сильнее, тот и прав - переговоры гаражников с застройщиком в районной администрации.
Застройщик начал взлом гаражей кооператива.
Государство в государстве - гаражи под властью "Строительного треста".
Суд над активистом гаражного кооператива: машина Зингера иголочку сломала!
Утерянная победа "Строительного Треста" - репортаж из зала суда.
Гаражная битва: Если мы едины - мы непобедимы.
Гаражный рубеж: для защиты границ нужны добровольцы.
Противостояние в гаражах: неравная схватка.
СтройТрест — враги, Путин помоги! Митинг в парке Интернационалистов.
Гаражная битва — от сводок к митингу.
Визит миллиардера на гаражные задворки
Гаражное общежитие или гражданское общество?
Битва за гаражи: настало время звать полицию.
Крепостные в стране юридических чудес.
Гаражи продолжают сражаться.
Компенсация за место под солнцем в виде гаража.
В гаражах зреет «майдан», шин хватает.