«Гаражный рубеж» — для защиты границ нужны добровольцы






Наверное, самое трудное для активиста — вовсе не противостояние превосходящему по силе и власти противнику. Куда сложнее убедить пассивных, утративших веру в справедливость людей отстаивать свои права и вдохнуть в них веру в возможность победы. Ведь без их поддержки бесполезны даже самые самоотверженные усилия. Именно это сейчас оказалось главным для инициативной группы гаражного кооператива ПО-З.

Предыстория этого репортажа — во вчерашней статье.

Утро 5 апреля началось с тревожного сообщения Фикрета Ализаде в редакцию «Новостей Купчино»: «Меня везут в отделение. Сам замначальника 12 отд милиции собственной персоной. Ключи от ворот у меня. В гаражах никого нет. Моя жена поехала к врачу за справкой о побоях. Вы, пожалуйста, фиксируйте все сами».

И снова я в гаражах. Знакомый оранжевый КамАЗ бурильщиков застыл перед закрытыми воротами — цепочка с замком не позволила ему заехать внутрь. У входа всего один полицейский, людей тоже немного.  Рабочие-бурильщики звонят начальству, ждут указаний.

DSC_0065

Что здесь происходит? — поинтересовался у меня подъехавший водитель. — Я только что из командировки, увидел заметку в интернете.

Таких здесь немало. Люди все время звонят в правление, просят подробно рассказать, что происходят, их главный вопрос: «А как вы думаете, мы чего-то добьемся

Вместе с одной из владелиц гаража мы вспоминаем вчерашний день.

Мало настоящих мужчин осталось, — сетует она. — Вот вчера, столько их было, и все стояли в стороне, смотрели как активистов увозят. И никто их не сменил. Что с людьми стало?

DSC_0079

Уберите свой замок, я хочу проехать именно здесь, — ругается один из водителей. Ему объясняют, что это невозможно, ключи уехали с Фикретом в полицию. Возмущенный мужчина разворачивается к боковому выходу. Вчера другой такой же водитель ни о чем не думая приложил карточку к шлагбауму, и полиция воспользовалась этим чтобы дать проехать бурильщикам.

Зачем вы это сделали? — спросила тогда его я.

Так мне же заехать надо, вот я и нажал, — был ответ. Похоже, о том, что скоро заезжать будет некуда, эти люди не думают. Или нашли для себя решение, и больше их ничто не заботит.

Внезапно бурильщики, видимо получив указания, разворачивают машину к боковому заезду. Он не удобен для них, есть большая вероятность застрять на повороте, поэтому раньше бурильщики пользоваться им не решались. КамАЗ движется медленно и осторожно, и я сообщаю о попытке прорыва сидящему в правлении человеку.

А что я могу сделать, Фикрета-то нет, он тут главный, — бессильно разводит он руками.

DSC_0087

Но внезапно все меняется. Пожилой мужчина быстро заводит старенькую «Самару» и решительно перегораживает КамАЗу дорогу. Две машины — огромная рыжая и неприметная маленькая мгновенно застывают друг напротив друга словно тяжелая ладья и отважная пешка. Победа была одержана благодаря решительности всего одного человека — Петра Петровича.

DSC_0091

Мы беседуем с бурильщиками, объясняем, что борьба идет не за «сараи», а за строительство бюджетного паркинга, против переполненных машинами дворов и бездумной уплотнительной застройки.

Мы вас понимаем, сами вечером подъехать к дому не можем. Но нам-то работать надо, мы люди подневольные, — говорят они в ответ и, позвонив кому-то по телефону, уезжают. «Самара» пришвартовывается к одной из стен, освобождая проезд другим машинам.

Побольше бы таких как он, — замечает моя недавняя собеседница, глядя на выходящего из салона Петра Петровича.

Фикрет с Еленой наконец-то возвращаются, у Елены в руках медицинская справка, фиксирующая полученные во время вчерашнего конфликта с полицией травмы. Но теперь их срочно вызывают в суд, и в качестве свидетеля, я отправляюсь с ними в новое безумно-красное здание на Курской.

DSC_0100

Петр Петрович молодец, на него всегда можно положиться. Обидно, что другие люди не хотят связываться, всего боятся. Им хочется, чтобы мы все сделали за них, но я один с этим не справлюсь, — размышляет вслух Фикрет. — Сегодня проведем срочное собрание, и я поставлю этот вопрос, готовы ли люди сами хоть что-то делать.

Мы же не умрем без этих гаражей! — добавляет Елена. — Просто сейчас, когда все куплено, коррумпировано, нужно как-то противостоять этому! Если у людей нет достоинства, с ними никто не будет считаться. Поэтому мы хотим пройти эту ситуацию до конца, иметь опыт, понимать, как устроены наши законы и как надо действовать.

DSC_0103

Впрочем, понять это не так-то просто. В суде нас никто не ждет, мы сидим перед закрытой дверью, время от времени предпринимая попытки кого-нибудь найти. Чтобы скоротать время, вслух читаем замечательную статью о градостроительстве, присланную одним из жителей нашего района.

Наконец томительное ожидание подходит к концу, из комнаты выходит чиновник... и сообщив Фикрету, что дело отправлено на доработку, нас отпускают. Все, что удалось узнать — оно было возбуждено по статье 19 п.3, неповиновение полиции.

И вот мы на вечернем собрании. Маленькая каморка в правлении не вместила всех пришедших, и несмотря на сырой ветер и дождь, люди решили выйти на улицу. К нашему удивлению, пришло около 60 человек. Многие уже видели утреннюю статью в «Новостях Купчино» с фотографиями вчерашнего ареста.

DSC_0160

Десятого апреля будет апелляционный суд, и если мы его проиграем, он лишит ВОА прав на эту территорию. Но наша собственность, гаражи, остаются здесь. Поэтому я вас и собрал, чтобы спросить — кто из вас действительно готов отстаивать их? — начал с главного Фикрет.

— Если я буду действовать один, — продолжает он, — меня обвинят в подстрекательстве, к моей сегодняшней статье добавится еще одна. У помогающих нам депутатов мало возможностей, и нам не на кого надеяться кроме себя. И если не будет протестного движения, огласки — нам ничто не поможет.

DSC_0159

Слова Фикрета выызвают разную реакцию.

На сегодняшний день я не вижу никаких перспектив отстоять землю, — говорит один из собравшихся.

Нас должно быть не 20 человек, а 200, — добавляет другой.

Не каждый готов броситься под танк...

А я не боюсь под танк. Я приехал, перегородил дорогу и они не прошли! — вступает в разговор Петр Петрович.

DSC_0168

Главное — чтобы было желание и поставленная цель, тогда ничего не страшно, — вторит ему Фикрет. — Я обращался к разным юристам, и многие мне сказали, что перспективы у нас есть.

Нужно, чтобы ВОА дало нам доверенность на ведение этих дел и оплатило хорошего адвоката. ВОА из-за своего бездействия виновато в сложившейся ситуации, и если хотят выйти отсюда с чистой совестью — пусть платят. Кроме того, у нас огромное количество должников, их деньги тоже могут пойти в дело.

DSC_0162

Предложение Фикрета меняет ситуацию, и люди, увидев конкретный путь, оживляются, начинают обсуждать детали, предлагать свои идеи, например, провести независимую экспертизу гаражей в соответствии с их рыночной стоимостью. Конечно, это не поможет построить паркинг, но вдруг да охладит пыл застройщика.

Нас нагнули уже давно, когда все это только началось. Так надо начинать разгибаться, — говорит кто-то.

DSC_0179

Скажите, кто из вас готов отстаивать гаражи, — снова спрашивает Фикрет. Люди дружно голосуют «за».

Девятого апреля, за день до апелляционного суда, здесь, на территории кооператива, состоится главное собрание, на которое придет гораздо больше людей. Судя по всему, несмотря на сложность и запутанность грядущих юридических процедур, именно оно станет решающим.

Ольга Ясененко.

Другие статьи по теме:

Противостояние в гаражах: неравная схватка.
СтройТрест — враги, Путин помоги! Митинг против сноса гаражей в парке Интернационалистов.
Гаражная битва — от сводок к митингу.
Визит миллиардера на гаражные задворки
Гаражное общежитие или гражданское общество?
Битва за гаражи: настало время звать полицию.
Крепостные в стране юридических чудес.
Гаражи продолжают сражаться.
Компенсация за место под солнцем в виде гаража.
В гаражах зреет «майдан», шин хватает.