Почему феминистки цепляются к словам и символам?






Начну с того, что я мужчина, и я вешу 107 килограммов при росте в 178 сантиметров (и эти килограммы – отнюдь не могучие мускулы, а большое пузо и задница). С моей точки зрения – это проблема. С точки зрения феминизма – это моя мужская привилегия. Потому что мои проблемы несравнимы с проблемами женщины с аналогичным индексом массы тела. Знаете, когда от меня ушла жена, мне вообще никто не сказал, что это случилось из-за того что я толстый. Ноль человек. Так работает эта привилегия. Мало кто связывал и моё будущее с моим внешним видом. Уверен, что подавляющее большинство женщин гораздо чаще меня сталкиваются с оценкой внешности. Как прямой, так и косвенной. Косвенная – это когда тебе никто не говорит, что ты красавица, зато говорят, что твоя подруга благодаря её красоте хорошо устроится в жизни.

Вот такие вот привилегии – то, с чем борются феминистки. Когда законодательное неравенство в подавляющем большинстве сфер жизни были устранены, борющиеся за права женщин столкнулись с удивительным феноменом – вроде бы женщинам можно избираться в депутаты парламента, но почему-то женщин в парламенте почти нет. Да зачем далеко ходить в парламент? Заглянем в администрацию Фрунзенского района (посмотрим на состав по декларациям о доходах за 2015 год). С одной стороны, женщин больше – 65 женщин на 18 мужчин. Но на должностях главы района, заместителя главы или начальника отдела – 12 женщин и 11 мужчин. То есть больше половины мужчин, работающих в администрации района – как минимум начальники отделов. Это явно свидетельствует, что под руководством Владимира Омельницкого у женщин меньше шансов продвинуться по службе (хотя кое-кому это удалось). Но не будем в чём-то обвинять нашего райононачальника – уверен, что если посмотреть на соседние районы, ситуация будет совершенно аналогичной.

Феминистки считают, что дело (помимо прочих причин) в механизме принуждения женщин к предписанным обществом гендерным ролям.

Сегодня, 8 марта, этот механизм можно увидеть без особых затруднений. Вот отцы и сыновья в этот день в соответствии с советской традицией берут на себя женские обязанности по дому. Опаньки. Женские обязанности? То есть весь остальной год завтрак обязана готовить мама, а не папа? И посуду мыть? И пол подметать? Опаньки! А вот, например, в БКЗ «Октябрьский» состоялся праздничный концерт в честь Международного женского дня. Обращаясь к гостям вечера, Георгий Полтавченко сказал, что «главное предназначение женщины – дарить миру жизнь, любовь и доброту». Если я надену феминистские очки, то я легко увижу, что этот мужчина указывает женщинам, что женщины должны рожать, обслуживать сексуальные потребности мужчин и не проявлять недовольства. Вот так девочки с самого раннего детства оказываются погружены в реальность, в которой от них постоянно ожидается поведение, соответствующее их роли. Погружённые в эту реальность женщины думают, что принимают какие-то решения, но рамки этих решений заданы их воспитанием и ожиданиями окружающих. Ты увязла в матрице, Тринити.

Кстати, о фильме «Матрица». Помните, там был такой персонаж, который предал подпольщиков ради возможности вернуться жить в матрицу и иметь там всё? Так же и женщины, они ни за что не будут из этой реальности уходить, ведь они столько вложили в то, чтобы иметь привлекательную для мужчин внешность, уметь делать причёску, подбирать макияж и всем прочим женским премудростям. Если вдруг обнаружится, что ты вовсе не обязана «дарить миру жизнь, тепло, любовь и доброту», то эти инвестиции не окупятся. Так что куда удобнее свято верить в своё предназначение. И доказывать это фразами вроде «женщины, которые не хотят детей – больные».
Именно поэтому феминистки бьются не только за права женщин, но и против гендерных стереотипов в СМИ и рекламе, в жизни.

Владимир Волохонский, главный редактор НК