Тот самый фотоколлаж, реабилитирующий нацизм.

В Купчино был свой политзаключённый — целых два дня






Координатор штаба Алексея Навального в Волгограде, фигурант уголовного дела о зелёнке и Родине-матери Алексей Волков рассказал НК о своих злоключениях, и, в частности, о двух днях домашнего ареста по месту регистрации – в Купчино.

Уголовное дело было заведено из-за картинки — в паблике «Команда Навального» в соцсети «ВКонтакте» в середине мая 2017 был выложен фотоколлаж, где у скульптуры «Родина-мать зовёт» лицо в раскрасили зелёнкой в графическом редакторе. Тогда на Навального как раз было совершено нападение и оппозиционера облили зеленкой. Картинку быстро удалили, но патриотическая общественность так возмутилась, что Алексей Волков стал фигурантом уголовного дела по статье 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма» — 26 июля ему было предъявлено обвинение и взята подписка о невыезде. 31 августа была избрана мере пресечения в виде домашнего ареста. По статье 354.1 УК РФ может быть назначен штраф в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года.

13 сентября домой к Алексею, по месту регистрации в Петербурге, пришёл инспектор УФСИН (управления федеральной службы исполнения наказаний), и заявил, что он должен находиться по месту пребывания домашнего ареста. Дома он Волкова, естественно, не застал и пообщался с его мамой. Алексею позвонили:

— Алексей, а вы где?
— В Волгограде.
— А что вы там делаете – вы должны быть в Петербурге.
— Нет – мне следователь сказал, что до апелляции я могу находиться в Волгограде.

Мне никто не ответил, как я должен отбыть в Петербург и кто меня должен туда доставить. На следующий день в волгоградский штаб явился местный инспектор УФСИН и заявил, что Алексей Волков должен самостоятельно и немедленно убыть в Санкт-Петербург и дожидаться апелляции там. Алексей и его защитники изучили закон и обнаружили в законодательстве дырку, которая никак не регламентирует, как обвиняемый, которому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста в каком-то регионе, должен там оказаться. Это нигде не прописано. Волков купил за свои деньги билет на ближайший рейс и утром 15 сентября улетел в Петербург, никакого конвоя у него не было.

По прилёту произошла интересная история: самолет подъехал к телетрапу и все стали одеваться, забирать сумки. В салон зашла стюардесса и сказала всем сесть на свои места. Подошла к Алексею Волкову и спросила: «Вы Алексей Волков?». Он сказал, что да. «Вас там ждут». Волков одел куртку, достал с верхней полки портфель и вышел первым из самолёта. Уже в рукаве его ждали восемь человек – сотрудники полиции, УФСИН, охранники. Ему сказали, что сопроводят до дома и установят в квартире спецоборудование. Алексей ответил, что мог бы добраться и сам, зато не придётся вызывать такси – можно воспользоваться спецтранспортом. Дальше было ещё смешнее – когда они вышли из здания аэропорта, то обнаружили, что машину эвакуировали – она была без опознавательных знаков УФСИН. А в этой машине находилось то самое спецоборудование и браслет, который они должны были надеть на ногу Алексею Волкову. Часа полтора они ждали, пока за нами приедет другой автомобиль УФСИН. С ними вместе Алексей поехал на штрафстоянку на Цветочной улице. Там они ещё полтора часа ждали, пока руководство УФСИН и ДПС договорится с частной организацией, регулирующей штрафстоянку и эвакуацию транспорта. Прошло три часа с прилёта Алексея Волкова, а он всё ещё находился на Цветочной. Он спросил у сотрудников:

— В каком я статусе?
— Доставляемый до места отбывания домашнего ареста.
— Я задержанный?
— Тогда через 5 минут я вызываю такси и еду домой. Я с четырех утра на ногах, хочу есть и замёрз, а вы меня три часа держите чёрт знает где.

Через семь минут машину всё-таки отдали, и они поехали домой к Алексею. Приехали – установили оборудование, заполнили кучу бумаг. Волкову звонили адвокаты, журналисты и друзья. В три часа дня сотрудники УФСИН покинули квартиру Алексея, проинструктировав его, как пользоваться спецсвязью – обычным чёрным дисковым телефоном-звонилкой. Объяснили, что браслет, который свободно болтался на ноге, снимать не надо, вручили кипу инструкций. Суд разрешил Волкову сколько угодно раз выходить из дома в аптеку, магазин, на неограниченное время, при этом нужно сообщать о том, что он собирается выйти в магазин, сотруднику УФСИН. Пользоваться своим мобильным телефоном и компьютером Алексею было запрещено. Могут приходить гости – к нему приезжали друзья, поддерживали его. В тот же день Волков получил сообщение, что на 18 сентября назначена апелляция по мере пресечения, и ему нужно явиться в Волгоград. Через час пришли всё те же сотрудники УФСИН и вручили Алексею Волкову уведомление о вызове в суд.

— Отлично. Что будем делать?
— Будем доставлять вас в Волгоград!
— Я только сегодня приехал, а уже доставлять. Покупайте мне билет на самолёт.

В девять вечера пришёл другой инспектор УФСИН, составил акт проверки, что Волков находится под домашним арестом, оборудование не повреждено. И заявил, что билет до Волгограда они ему купить не могут – нет денег. Но, так как они обязаны доставить обвиняемого в суд, то в Волгоград они поедут на машине. До него ехать 2 тысячи километров. Либо Волков может купить билет за свои деньги. Сотрудники УФСИН сняли с него браслет и убрали из квартиры спецоборудование, сопроводили до зоны досмотра в аэропорту. Алексей Волков улетел 17 сентября вечером в Волгоград. В Волгограде никто его не встречал. 18 сентября в 7.30 утра к нему домой в Волгограде пришли инспекторы удостовериться, что он прилетел. Суд оставил решение суда первой инстанции в силе. Далее сотрудники УФСИН отвезли Волкова по адресу его места пребывания в Волгограде. Вечером пришёл сотрудник прокуратуры и вручил обвинительное заключение.

Волков находился 4 дня под домашним арестом уже в Волгограде, выходил только в магазин, общался с теми людьми, которые приходили к нему в гости, разговаривал по телефону исключительно с адвокатами, созванивался с инспектором УФСИН. На 25 сентября назначили очередное заседание суда. Решили, что Волкову лучше ждать суда в Волгограде, а не ехать опять в Питер. Вчера, 25 сентября, на суде инспекторы УФСИН заявили, что Волков злостно нарушает правила отбывания домашнего ареста, не находясь дома, и предлагали заключить его под стражу. Прокурор высказался против, руководствуясь здравым смыслом и законом – нельзя заключить человека под стражу, если статья, по которой его судят, не подразумевает лишения свободы. Сторона потерпевших – Музея сталинградской битвы, тоже была против. Защитники Алексея предложили избрать ему более мягкую меру пресечения в виде залога. Судья отменил домашний арест и избрал для Волкова подписку о невыезде. Алексей Волков находится в Волгограде и ждёт следующего суда, который назначен на 3 октября.

Алла Игнатенко