Станция частной монорельсовой дороги Tachikawa-Kita в Токио

Купчинский предприниматель ждёт заявки от инвесторов на проектирование нового метро






Купчинский инициативный предприниматель Ринат Бичурин начал приём заявок от инвесторов в его проект «Нового метро».

«Кто желает инвестировать в проектирование первого участка надземного метро на сумму от 100 тыс.рублей на 1 год под 100% годовых? Оставьте заявку в комментарии к этому посту.» — гласит объявление на странице проекта в социальной сети «Вконтакте».

Уже несколько лет автор идеи атакует городскую администрацию своими захватывающими дух предложениями. Под онлайн-петицией о создании надземного метро оставили подписи более 14 тысяч человек, а в прошлом году Ринат Бичурин направил в Администрацию города петицию о строительстве траволатора (горизонтального эскалатора, как в подземном переходе под Невой на «Спортивной») вдоль улицы Ярослава Гашека к метро «Купчино».

За последнее время Ринат Бичурин существенно расширил свой круг стратегических интересов, создав в соцсети страницы «Новое метро Перми», «Новое метро Краснодара», «Новое метро Новосибирска» и десятки других.

Корреспондент «Новостей Купчино» взял интервью у бизнес-инноватора.

— В чем суть проекта?

— Строительство надземного метро в новых районах Петербурга, спальных в основном, для связи с пригородами ближайшими типа Красного села, Колпино. Проезд будет бесплатный  потому что, согласно модели, строительство и компенсация текущих затрат на эксплуатацию будет покрыта за счет доходов от аренды коммерческих помещений. Они будут в составе станционных комплексов. Возле станций метро, особенно где большой пассажиропоток, всегда строятся крупные торговые комплексы. Здесь коммерческие помещения будут интегрированы в станцию. Торговые галереи будут над землей.

 

— Не думаете, что привлечь инвесторов на такой новый проект было бы проще, если бы проезд был платным и им бы обещали процент с него?

 - Затраты на текущую эксплуатацию не больше 20% от доходов от аренды торговых комплексов. Так что в платном проезде в этом смысле нужды нет. Зато будет больше трафик пассажиров, соответственно больше доходы с аренды.

Потом, ведь еще нужно сделать проект, получить разрешение на строительство. Но тогда проблем с инвесторами точно не будет. Можно просто банковские кредиты привлечь. Согласно финансовой модели этого проекта, окупаемость строительства — два года.

 

— А модель Вы один делали?

— Да. Это элементарно — посчитать.

—  У Вас в группе «Вконтакте» указано, что 31 октября должен быть городской референдум по проекту. Но подписи для него не удалось собрать?

 - Референдум, конечно, желательно провести, чтобы заручиться поддержкой петербуржцев. Чтобы показать власти, что они должны разрешить проект. Они все хотят свое строить. Придумывают частно-государственные проекты с группой ЛСР. Этот, так называемый, скоростной трамвй. Для них [проект надземного метро] не желателен.

— Да, но что Вы будете с референдумом делать? Понесете подписи в Горизбирком, когда соберете нужное число?

— Референдум — это долгая процедура. Надо получить одобрение ЗакСа и еще определенное время должно пройти. Обычно референдумы проводят вместе с выборами. Еще не один месяц пройдет.

— Будете ждать следующих выборов?

— Сначала надо хотя бы проект сделать.

—  А в какой он стадии?

— Надо деньги на него собрать.

— Пока Ваша петиция много подписей не собрала. Не боитесь, что петербуржцы не очень хотят это надземное метро?

— Наоборот. Просто никакой рекламы не было петиции. Если будет хороший бюджет — хотя бы миллион рублей, то подписей будет очень много.

—  СМИ писали о ней?

— Мало писали.

—  Если проект теоретически правда так хорош и выгоден, почему Смольный подобным не занимается?

—  Во-первых, у них есть конкурирующий проект — подземное метро. На нем можно пилить бюджет. Во-вторых, есть огромная организация, которая ими не контролируется — ГУП «Петербургский метрополитен». Соответственно, когда будет конкурирующая «надземка» будет видна неэффективность метро. Там две трети людей просто лишние. ГУП еще и постоянно повышает тарифы. Кроме того часть доходов от рекламы в  метро  идет не в кассу ГУПа, а оседает на счетах фирм-прокладок. Поэтому и не интересно.

— Думаете, Смольный не интересует проблема отсутствие достаточного количества станций метро в городе?

— Если мы будем говорить не о Смольном, а о Полтавченко и о  Албине, то самая главная у них проблема — это стадион. Остальные проблемы им по боку. Если проблема встанет так, что на какой-нибудь митинг соберется 50 тыс. человек и потребуют строить надземное метро, то они обратят внимание, а пока — нет.

— Кого Вы видите теоретическим инвестором проекта?

— Любая финансовая организация. Банк, например. Можно просто ценные бумаги выпустить под этот проект.

— Почему Вы, в принципе, занялись таким проектом?

— Интересный проект. Он родился еще в 2013 году, но тогда проект был не с нынешней экономической моделью, а просто частное подземное метро. Но проект изменился, развился. Стало понятным, что нужна надземка, потому что она во много раз дешевле.

—  У вас были еще какие-то проекты до этого?

Нет, только этот.